mara_kar (mara_kar) wrote,
mara_kar
mara_kar

Categories:

"Чародейка". Премьера (возобновление). Мариинский. 05.01.2019

С-Пб, Мариинский театр (новая сцена)
05.01.2019
«Чародейка» - опера П.И.Чайковского (премьера)
Дирижер – Валерий Гергиев


(фото с сайта театра)

«Чародейка» - возобновление постановки Мариинского театра 2003 года от английского режиссера Дэвида Паунтни. В начале века на спектакль не успела попасть, быстро сняли с репертуара. И вот я теперь на третьем спектакле после возобновления.
Признаюсь сразу – опера впечатлила, почти три с половиной часа держала в напряжении, не было скучно не секунды! Но всё действие меня преследовало странное ощущение раздвоенности происходящего. Музыка не совпадала с режиссурой, декорациями, сценографией. Причем музыка Чайковского - масштабнейшая, раздольная, сильная, прекрасная. Но и постановка – шикарная, очень стильная, талантливая, цельная. А вместе в моем мозгу не срослись. В оркестровой яме – море разливанное чувств и страстей, а на сцене – буря в стакане воду, но буря весьма привлекательная.
Программка оперы:


Либретто оперы написано драматургом Ипполитом Шпажинским по своей же пьесе.
Если коротко, то примерно так:
Конец 15 века. Время жутчайшее, нравы жестокие! Семейная трагедия. Живет в Нижем на берегу Оки привлекательная вдовушка Кума-Настасья. Живет, не горюет, а привечает к себе разных молодцов. По ханженскому навету Дьяка Мамырова приходит к ней разобраться важный наместник Князь Курляев, но околдованный чарами Кумы влюбляется до безумия. Вместе они потешаются над Мамыровым, нажив тем самым себе злейшего врага. Мамыров открывает глаза Княгине на «шашни» мужа, та настраивает сына против отца с полюбовницей. Княжич приходит к Настасье с целью погубить обидчицу матери, но тоже попадает в любовный плен. Решают они бежать. Но Княгиня, прознав тайный план, просит у знахаря Кудьмы яда и подносит Куме под видом нищенки. Кума умирает в страшных мучениях. Старый Князь, подозревая в смерти возлюбленной сына, убивает его. Но, узнав от жены правду, сходит с ума…
Петр Ильич, выбирая произведение Шпажинского, наверное, надеялся создать свою народную музыкальную драму - мощную картину русской жизни, свою «Хованщину», своего «Бориса Годунова». Но так не получилось! И львиная доля вины лежит на литературном материале. По-моему, основной недостаток пьесы Шпажинского – полная оторванность от исторического контекста. Нет никаких отсылок к событиям того времени, к известным деятелям. Такая семейная драма могла произойти в любое время и даже в любой стране.
Учитывая «безвременье» пьесы режиссер Дэвид Паунтни перенес действие в конец 19 века. Перенос оказался весьма удачным. Народная драма превратилась в занимательный трагифарс! Вместо постоялого двора Кумы возник миленький бордельчик с кокетливыми «мамзелями», в котором Кума – не то главная «мамзелька», не то содержательница заведения. Князь Курляев предстал сановитым государственным чиновником. Действие не выходит за пределы белого зала. Художественное решение в притягательных красно-черно-белых красках! Глаз радуется! А сколько замысловатых аллюзий затащил постановщик в действие. Гротескный образ Кичиги – а-ля Иван Поддубный. Чинно выходившие в сцене дарения кольца барышни в белых платьицах – точно сошедшие с известного фото благородных девиц Смольного института. Но минутами спустя эти цирлих-манирлих девушки скидывают одежду, и под звуки плясовой начинается чисто «вакханалия» (привет от «Самсона и Далилы»). Восстание народа против Мамырова отсылает нас к протестам рабочих то ли 1905 то ли 1917 года, которым противостоят царские солдаты с винтовками. Интересные образы – дерево, проломившее окно, и девочка, как символ фатальности.
Возможно, сама пьеса Шпажинского в такой удивительной постановке на сцене драмматического театра сегодня имела бы несомненный успех. Но опера начала расходиться с действием для меня с самого начала - с увертюры. Оркестр выдавал симфоническую картину бескрайних далей, а перед нами сидело мирное семейство за столом, официанты раскладывали приборы. Дальше – больше… Кума пела о раздолье, о желании стать птицей, а сама всего лишь полетала на изысканной кушетке. Княжич врывается убить Куму, напряжение в музыке достигает апогея, но пристреливает всего лишь медвежью шубу, лежащую на всё той же «злополучной» кушетке. Финал – звучит гроза, разбушевавшаяся стихия. А перед нами какой-то Хичкок – за столом труп сына, Княгиня-мать, обезумевший Князь, опять официанты с приборами и скачущая вокруг на игрушечной лошадке девочка. Мистика и фарс!

Об исполнителях:
Владислав Сулимский (Князь Курляев) – the best! Талант, титанище! Певец силой замечательного голоса и невероятной актерской игрой смог достигнуть шекспировского размаха образа Князя! Браво, Владислав!!!

Геройски выступил Михаил Колелишвили (Мамыров), пропев два спектакля подряд – дневной и вечерний (заменил Станислава Трофимова). Какой коварный, мстительный злодей получился! А уж преображение в знахаря Кудьму – высший пилотаж!

Сергей Семишкур в партии Княжича Юрия вокально был безупречен, но драматически не дотянул. Пел, как царевич в операх-сказках.

Самые противоречивые чувства вызвала у меня восходящая звезда Мариинского - Елена Стихина (Кума). Невероятной красоты и чистейшей прелести голос! Все ноты на месте! Пела, как птица райская, сама - красавица! Но никак не Настасья…. Никакого колдовства, никакой разгульности, никакого развития образа. Как вышла на сцену романтичной «голубой» героиней, так и погибла в финале.

Обязательно повторю «Чародейку» летом, если, конечно, спектакль доживет до «Звезд белых ночей».

Сидела высоко, свои фото не получились, от слова "совсем":).
Публикую фото из ВКонтакте от Галины Никольской (огромное спасибо автору):












От себя добавлю страницы программки с интересной информацией:





Tags: "Чародейка", Гергиев, Колелишвили Михаил, Мариинский театр, Мариинский_2, Опера, Семишкур Сергей, Стихина Елена, Сулимский Владислав, Чайковский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments